И вновь о пошлинах на металлы, внутрироссийском и всемирном рынке стали с 27 июня по 4 июля

21.07.2021 Рынок

Ввод вывозных пошлин с первого августовского дня не уходит из списка главных тематик среди российских металлургов. Новые условия сказываются и на всемирном «стальном» рынке.

В металлургической среде новшество принято без энтузиазма. Продолжаются поиски аргументов за аннулирование сборов. Так, предложение отсрочить ввод пошлин и провести детальный анализ результатов для металлургической отрасли направили премьеру из Ассоциации производств электрометаллургии АЭМП.

Ее доводы строятся на том, что у многих предприятий электрометаллургического сектора РФ нет своей базы сырья, точки по производству продукта высокого передела находятся вдали от покупателей. Это ухудшает условия их функционирования в нестабильной обстановке экспортной практики. Электрометаллургические предприятия характеризуются почти втрое более низкой рентабельностью в сравнении с вертикально-интегрированными компаниями — тем более теперь, когда цена горячекатаного проката, экспортировавшегося лишь на 10–20 процентов дороже заготовки, ныне больше их наполовину.

Среди электрометаллургов России растет беспокойство: из-за вывозных платежей на сталь может произойти взрывной рост стоимости преобладающего сырья – лома чермета. В Ассоциации уверены, нововведенные вывозные сборы на готовые продукты окажутся на 50% выше, чем на металлический лом 70 €/т. Это станет для экспорта сырья из РФ более результативным, чем экспортировать полуфабрикат с арматурой. В результате произойдет оттекание вывозимого лома чермета, и остановится ряд рассчитанных на экспорт предприятий низкого передела.

Следовательно, важнейшим перед мини-производствами стал вопрос о металлическом ломе. Но ситуация тут не такая, как описывают участники Ассоциации ЭМП.

Заявления, что различие в ставках сборов повлечёт вытеснение экспорта заготовки с сортовым прокатом из РФ вывозом металлического лома, немного притянуты за уши. Во-первых, продажу за границу лома и сталепродукции ведут разнородные организации. Следует учесть, что крупные металлургические компании контролируют «Вторчерметы», а самостоятельным мини-заводам приходится скупать лом на рынках. Для них существует возможность продать собственные резервы за границу вместо заготовки, но лишь разово.

Во-вторых, выгодно или нет заниматься вывозом лома и сталепродуктов, определяет не только уровень вывозных платежей. Для металлического вторсырья ставка установлена 0.0825–0.084 тыс. долл./т (зависит от взаимоотношений доллара с евро), для полуфабрикатов – 0.115 тыс.долл./т, а это не наполовину, а лишь в 1.36–1.38 раз больше. Да и вывозные цены металлолома составляют почти 0.430–0.445 тыс.долл./т FOB в черноморских и азовских портах, тогда как цены заготовок (самой незащищенной категории сталепродукта в сравнении отношения цены и пошлины) перед началом июля составляли около 0.640 тыс.долл./т FOB.

Естественно, речь идет не столько о ценах продаж, а о себестоимости. Вывозящим из РФ лом важны портовые цены закупок. До заявления о вводе экспортных тарифов на чермет и увеличении на металлолом их уровень на юге составлял от 25000 до 26000руб./т CPT, или около 0.350 тыс.долл./т. Если стоимость металлолома на всемирном рынке останется на том же уровне в течение месяца, что вполне допускается, экспортирующие лом для компенсации увеличения пошлин почти на 0.030 тысяч долл./т должны снизить на такую же сумму закупочную цену.

Следовательно, для успешной конкуренции с экспортерами мини-заводы могут скупать у ломосборщиков с августа за 24 тыс.руб./т с доставкой. Это до 4 тыс.руб./т ниже, чем перед июлем. Расклад, конечно, грубый, но электрометаллургам можно рассчитывать, что снизятся, а не вырастут сырьевые затраты из-за увеличения вывозных сборов на вторсырьё.

Безусловно, они выиграют значительно меньше, чем потеряют от сборов с металлопродукции, но утверждать, что пошлины погубят экспорт из России по заготовкам и сортовому прокату, по-видимому, не стоит. Напомним, до середины февраля российские предприниматели вывозили за границу полуфабрикат по 0.53–0.55тыс.долл./т FOB и скупали металлический лом за 25000–27000руб./т с доставкой, не жалуясь на убытки.

Теперь о производствах листового проката. Вычитая из их текущих внешних котировок вывозную пошлину, получаем лишь возврат к ценам окончания нынешнего марта, ставшего для них прибыльным. Так, «большая тройка» достигла значения EBITDA за первые три месяца текущего годового периода на65–110процентов больше аналогичного периода прошедшего года.

Одновременно, для мини-заводов из-за ввозных тарифов происходит отбрасывание рентабельности к уровню начала или середины прошлогоднего осеннего периода, когда увеличения расценок еще не было. Самое тяжелое положение будет у тех предприятий, которые почти весь доход получают от внешних поставок заготовки. Подобные же проблемы ждут и экспортеров товарного чугуна, стоит который сейчас почти наравне со стальными полуфабрикатами.

То же самое заявляет Ассоциация производств чёрных металлов «Русская Сталь». Её эксперты оценивают, ввод пошлины может снизить рентабельность заводов по выпуску горяче-брикетированного железа, чугунов, товарных заготовок. Это вызовет сокращение экспортируемой продукции (если сохранятся текущие цены в мире) на один миллион тонн, что в деньгах составит 552 миллиона долларов, а если цены рухнут – на два с половиной миллиона тонн на миллиард долларов.

Так, в первом случае средняя стоимость составит 0.552 тыс. долл./т, а для второго – 0.400 тыс.долл./т. Дело касается в первоочередном порядке прямовосстановленного железа, гораздо меньше – чугунов и заготовок. Цена слябов сейчас почти наполовину выше заготовки, и в РФ не найти сейчас предприятий, профильных для этой продукции.

Поэтому их поставщики не разорятся с остановкой доменных печей, как прогнозируют из «Русской Стали». Да и действие пошлины рассчитано только до конца года. На пятерку месяцев остановить и снова запустить плавильные печи не рискнет никто.

Арматуре большие сложности не грозят. Все же главную ее долю покупает внутренний потребитель, а наибольший экспорт идет Казахстану, являющемуся участником ЕАЭС. При текущих внутренних ценах по 55–60тыс.руб./т EXW без НДС сложно предположить, что у какого-либо из ее производств рентабельность стремится к нулю. По-видимому, металлурги все же слишком усложняют.

На турецком рынке металлолом и заготовка разнятся в ценах на 170–190 долларов/т. Там более дорогие электричество и газ, но более развита логистика. Взяв для сравнения аналогичные соотношения для отечественных предприятий, выясним, что при текущей стоимости внутри РФ лома металла ввод тарифов понижает рентабельность продавцов полуфабриката до минимальной. А если заготовки подешевеют на тридцать – сорок долларов/т от действующей цены, наступят тяжелые времена, невзирая на то, что эта сфера всемирного «стального» рынка – одна из самых конкурентоспособных. Замещать российский продукт там кто-нибудь да найдется.

Может, АЭМП с «Русской Сталью» стоило бы направлять свои действия не на аннулирование экспортных пошлин металлов (чего, по-видимому, не будет), а на совершенствование этой схемы, введя в неё четвертую группу — черные металлы, продающиеся по стоимости от 0.400тыс.долл./т до 0.750тыс.долл./т. Сюда и будут включены заготовка с чугуном, для которых минимальная пошлина может установиться в размере 0.070—0.080 тыс.долл./т. Это заметно уменьшило бы убытки металлопроизводителей. Либо, как предлагают в «Русской Стали», следует заложить право оперативно модифицировать минимальный уровень тарифов. Будем надеяться на появление аналогичной программы в следующем году на смену нынешней.

У кого сейчас реально трудная ситуация, это у бизнесменов, покупающих в РФ перерабатываемые прокаты и частью вывозящих за границу приобретенную металлопродукцию, оказавшуюся под пошлиной. Их в России мало, но они действующие. Им-то и было бы хорошо освободиться от уплаты вывозной платы.

Следом появляется ещё один важный вопрос: повлекут ли вывозные ограничительные меры понижение цен на металлургические продукты внутри страны? Это же и объявлялось основной целью пошлин. До сих пор металлурги стараются сохранить в июле свои цены для российских потребителей, но рыночный настрой показывает ожидания на понижение.

Параллельно у отдельных производителей страны активизировалась экспортная деятельность с целями опередить ввод пошлин. Но текущая обстановка на рынке не благоприятна для подобных операций. В ряде государств сократились запросы на листовые прокаты из-за ухудшившейся коронавирусной ситуации. В Поднебесной существенно уменьшился закуп заготовок вследствие сезона дождей и ожидающегося со второй половины года сокращения спроса по прокату из строительной сферы.

И китайскую металлургию ожидает введение вывозных сборов на сталепродукцию. Из-за этого некоторые продавцы занялись своей дешевской распродажей. Горячий металлопрокат, превышающий по толщине 3 мм, перед июлем предлагался Вьетнаму отдельными предпринимателями из Китая по 0.850–0.870тыс.долл./тCFR, и это точка минимума, на которую вынуждены оглядываться отечественные продавцы в азиатский регион.

Турция среагировала на ввод вывозной платы в РФ увеличением цен листового металлопроката. Существовали ожидания, что экспортеры станут поднимать котировки для уменьшения своих потерь. Но сейчас рынок, по-видимому, направляется к понижению. Подешевение стальных продуктов наблюдается в европейских странах. Поэтому российские производители в своем стремлении увеличить июльские поставки за границу могут вызвать падение всемирного рынка, затормозить его будет чрезвычайно сложно. Усугубит положение дел, если под влиянием спада экономики Поднебесной устремятся к падению железные руды. Именно подобное развитие рыночной ситуации по ЖРС прогнозируется сейчас всеми аналитиками.

При падении стоимости металлопроката за границей внутрироссийскому рынку станет трудно держать свои высоты. Следовательно, таким либо иным путем, вкривь либо вкось, но свою задачу вывозные пошлины решат. Но здесь существуют иные подводные камни. Некоторое время назад от дистрибьюторов и конечных потребителей сократился закуп дорогих прокатов в ожидании его подешевения в дальнейшем. Это способствует появлению эффекта с отложенным спросом, дефицитом, скачком цен за август–сентябрь.

Как итог: тряска нашего рынка продлится немало времени. И, если честно, не пошлины послужили толчком.